AlexCrim (alexcrim) wrote,
AlexCrim
alexcrim

Categories:

Психологическая война США против СССР: рассекреченные документы ЦРУ и Госдепа. (Часть 1)

Оригинал взят у tsar_ivan в Психологическая война США против СССР: рассекреченные документы ЦРУ и Госдепа. (Часть 1)
Раздутые тогда до непомерных размеров «преступления режима» используются по сей день для создания «черных дыр» в истории России и принуждения России к покаянию

СССР исчез с политической карты мира четверть века назад. Те, кто ликовал по поводу его гибели, в постсоветский период приложили большие усилия, чтобы сформировать в общественном сознании представление, согласно которому Советский Союз развалился под грузом собственных нерешенных проблем, а Запад не имел к этому никакого отношения — в частности, не вел против СССР ни психологической, ни политической войны.

Но так ли это на самом деле? Нет! В 2000-х годах ЦРУ и Государственный департамент США начали рассекречивать документы, касающиеся первого этапа холодной войны (1950-е годы). Поразительно, что наша общественность эти документы как бы не заметила. Между тем, из ряда рассекреченных документов прямо следует, что:

•против СССР велась широкомасштабная психологическая война;


•методы и приемы психологической войны прорабатывались очень тщательно;


•существовали специальные методички по ведению пропаганды в СССР для журналистов, писателей, медиакорпораций, дипломатов; даже рядовые военнослужащие и туристы имели инструкции, что именно надо говорить в соцлагере о «свободном мире», то есть даже их использовали для ведения психологической войны.





Предлагаю рассмотреть документы, рассекреченные и опубликованные Госдепом в 2007 году. Они касаются планирования работы Госдепа в других странах и изданы в виде отдельной книги Foreign Relations of the United States, 1950–1955, The Intelligence Community, 1950–1955, United States Government Printing Office, Washington 2007, а кроме того, выложены на сайте History.state.gov.

Мною переведены и цитируются далее два документа с этого сайта.

Прямые ссылки на документы в ПДФ:

- http://rossaprimavera.ru/sites/default/files/psihologicheskaya_voyna_ssha_protiv_sssr._prilozhenie_1.pdf
- http://rossaprimavera.ru/sites/default/files/psihologicheskaya_voyna_ssha_protiv_sssr._prilozhenie_2.pdf
- http://rossaprimavera.ru/sites/default/files/psihologicheskaya_voyna_ssha_protiv_sssr._prilozhenie_3.pdf

Первый документ — «Меморандум исполнительному секретарю Совета по национальной безопасности. Третий отчет о ходе работ во исполнение директивы СНБ 59/1 «Информационная программа за рубежом и планирование психологической войны». Этот документ не датирован, но его относят к марту 1951 года.

Второй документ — «Меморандум от Роберта Дж. Хукера из отдела планирования политики директору отдела». На этом документе есть пометка: «Вашингтон, 26 марта 1951 года».

Меморандум Хукера, по сути, является отчетом по проекту «Троя» (на содержании этого проекта мы остановимся чуть позже). Отчет лег в основу нескольких методичек по ведению психологической войны. Я также перевела их, чтобы использовать в данной работе. Эти методички рассекречены в июне 2008 года и размещены на сайте ЦРУ.

О чем тут конкретно идет речь?

Документ «Чрезвычайный план психологической войны с СССР», имевший гриф «Секретно», состоит из одной страницы. В нем констатируется, что нежелание граждан СССР подвергаться тяготам новой войны — это то, что сдерживает агрессивные стремления советского руководства. Вывод: основная задача психологических операций — усилить страх советского населения перед новой войной. Что интересно, мантра «лишь бы не было войны» действительно была очень распространена в среде советских людей в течение долгого времени, вплоть до 80-х годов XX века. В какой мере на усиление данного страха повлияла американская пропаганда — это отдельный вопрос, нуждающийся в исследовании.

Еще один документ является анализом психологических уязвимостей СССР и доступных США средств для использования этих уязвимостей. Он имел гриф «Для служебного пользования». Такой гриф предполагает, что с документом были знакомы не только чиновники Госдепа и ЦРУ, но также создатели пропагандистского контента (журналисты, ведущие радио и телевидения) с тем, чтобы наносить удары по описанным точкам уязвимости. (См. Рис. 1)



Наконец, третья методичка, к которой мы обратимся, имела гриф «Конфиденциально» и была предназначена для руководителей и кураторов масс-медиа, которые и продвигали представленные разработки в жизнь. То есть это инструкция, руководство к действию для «Голоса Америки» (данная радиостанция указывается прямо как главный исполнитель задуманного) и для других пропагандистских масс-медиа, к которым, безусловно, можно отнести радиостанцию «Свобода» и печатные органы Народно-трудового союза (НТС), а также для дипломатов всех уровней.

Все перечисленные выше документы будут выложены на сайте газеты «Суть времени» (gazeta.eot.su) как приложение к этой статье. (См. Рис. 2)



Прежде чем перейти к рассмотрению собственно документов, хотелось бы отметить риторику, к которой прибегают их авторы. Советская власть иначе как «режим» не называется. В этом смысле почти ничего не изменилось с тех пор: любая не устраивающая США власть тут же именуется «режимом». В то же время Западный мир преподносится как источник демократии и свободы (так и говорится: свободный мир), и здесь тоже ничего не изменилось за более чем шесть десятков лет. Постулируется и постоянно подчеркивается особенная агрессивность «советского режима» и его непременное желание разрушить «свободный мир». Чтобы обезвредить «агрессора», предлагается выявить психологические уязвимости советских людей, а затем применить специальные методы для нанесения ударов по точкам уязвимости.

Поражает проработанность слабых мест советской системы и советских людей. Характерно, что многие из описанных подходов применяются до сих пор по отношению к России. Актуальность потерял разве что раздел «Борьба с коммунистической идеологией», да и то не полностью.


Структура работы пропагандистской машины США

Отмечу, что в англоязычных документах то, что называется «psychological warfare» (психологическая война), подразумевает пропаганду во время «горячей» войны. А психологическая война и пропаганда в мирное время обозначаются другим термином — «psychological offensive» («психологическое наступление»). Или более размыто: «foreign information» («международная информация»).

Примерная структура работы пропагандистской машины в мирное время представлена на рисунке 3.



Практически сразу по окончании Второй мировой войны в правительстве США пришли к выводу, что в плане ведения психологической войны разрозненные действия отдельных ведомств малоэффективны. Поэтому Госдепу было поручено создать структуры, которые координировали бы ведение психологической войны как в случае чрезвычайного положения (то есть войны), так и в мирное время.

Координирующий орган, разрабатывавший директивы, назывался Межведомственная Организация по международной информации (Interdepartmental Foreign Information Organisation). Курировал эту структуру Госдеп, но в нее входили также представители ЦРУ, Министерства обороны и Комитета по государственным стратегическим ресурсам.

Эта межведомственная организация поручала, в случае необходимости, проработку и исследование вопросов стратегии, тактики, технических устройств и т. д. внешним организациям, таким как Массачусетский технологический институт (Massachusetts Institute of Technology, MIT — один из ведущих вузов США, да и всего мира), корпорация RAND, спонсирующие научные исследования фонды — например, фонд Форда — и т. п.

Далее разработанные интеллектуалами документы согласовывались между ведомствами, корректировались в случае необходимости, затем утверждались. А разработанные на их основе инструкции и методички спускались исполнителям, курируемым ЦРУ или Госдепом. Исполнители — это всевозможные «голоса», дипломаты, писатели, журналисты, медиакорпорации и т. д.



Масштабы планирования

Чтобы проиллюстрировать масштабы планируемой работы, процитирую «Меморандум исполнительному секретарю Совета по национальной безопасности. Третий отчет о ходе работ во исполнение директивы СНБ 59/1 «Информационная программа за рубежом и планирование психологической войны»:

«...5. План национальной психологической войны в рамках общей войны, подготовленный персоналом Межведомственной организации по международной информации в рамках СНБ 59/1, был направлен директору и находится на рассмотрении Совета.

6. Персонал также уведомил директора о завершении исследования на тему «Подробные функции национальной организации по психологической войне», ожидающего решения о местонахождении организации в соответствии с СНБ 74/3».

Важность психологического воздействия на противника американцы оценили во время войны в Корее. В начале этой войны каждое ведомство (Пентагон, ЦРУ, Госдеп) вело пропаганду по своим каналам и используя собственные представления о том, какая именно пропаганда будет эффективной. При этом ведомства не согласовывали деятельность между собой и поэтому часто мешали друг другу, а вложенные в пропаганду средства не приносили желаемой отдачи. Именно поэтому американцы озаботились планами ведения психологической войны на национальном уровне и созданием межведомственных структур по ведению психологической войны.

«7. Планы для следующих регионов разрабатывались или межведомственно, или Госдепом и были приняты Советом к исполнению или находятся на рассмотрении:

Корея

Китай

Индокитай

Россия

Германия».

Война в Корее показала важность исследований психологии различных народов для разработки эффективной пропаганды, которая окажет желаемое воздействие на конкретный народ. Американцы быстро поняли, что невозможно использовать одни и те же методы воздействия на русских, немцев и корейцев. Поэтому планы психологической войны разрабатывались отдельно для каждой страны, а в больших странах вроде СССР и Китая — еще и для отдельных национальностей.

Далее в «Меморандуме исполнительному секретарю...» перечислено несколько проектов:

«8. Проект «Троя». Доклад, разработанный Госдепом после консультаций с Национальным советом по психологической стратегии, был подан; рассматривается его реализация... Чтобы реализовать этот проект, МIТ собрал 30 ведущих [американских — О.Н.] ученых и других экспертов для изучения всех способов, как конвенциональных, так и нет, пробивания железного занавеса. Доклад рекомендует широкомасштабное расширение сети радиостанций, уже начатое, и призывает к дальнейшему расширению по направлениям, способствующим дальнейшему пробиванию занавеса средствами, не мешающими другим телекоммуникационным каналам (военным).

9. Проект «Скиталец». В рамках этого проекта было проведено изучение возможности использовать плавающие радиопередатчики, работающие в стационарном режиме и установленные на основании договоров для нашей открытой информационной работы, но которые также можно было бы использовать для тайных операций и для ведения психологической войны в случае начала боевых действий.

10. Проект «Неожиданная/блестящая идея». Госдеп разработал и сообщил Национальному совету о проекте, направленном на стимулирование выражения местных антикоммунистических настроений в странах Западной Европы.

11. Проект «Нобель». Национальный совет одобрил проект публикации прозападных высказываний всех ныне живущих обладателей Нобелевской премии мира».

Важным элементом психологической войны предполагалось сделать перебежчиков:

«13. Национальный Совет на нескольких совещаниях рассматривал вопрос о перебежчиках и их использовании в программах информационной и психологической войны».

Из сухих строчек отчета мы видим, что планируется работа и с нобелевскими лауреатами (в то время как нынешние либералы утверждают, что ничего подобного не было), и с перебежчиками (которые, по мнению тех же либералов, не сотрудничали с американскими спецслужбами, а искренне боролись за свободу и обличали «пороки режима»), планируется подавление коммунизма в Западной Европе. Мы также видим, что психологическую войну планируется вести во всех «проблемных» регионах, включая Германию. Не забыта и разработка новых технических средств.



Проект «Троя»

Причины появления проекта

Из упомянутых проектов наибольший интерес для нас представляет проект «Троя», поскольку, помимо процитированного выше небольшого упоминания о данном проекте в «Меморандуме исполнительному секретарю...», более развернутая информация об этом проекте содержится также в «Меморандуме от Роберта Дж. Хукера из отдела планирования политики директору отдела». Кроме того, в нашем распоряжении есть рассекреченные методички по ведению психологической войны, которые были созданы на основании Меморандума Хукера, и хотя конкретно проект «Троя» в этих методичках не упоминается, всё это в целом позволяет составить довольно объемное представление о проекте.

В Меморандуме Хукера (Вашингтон, 26 марта 1951 года) автор — Роберт Дж. Хукер — кратко излагает содержание полного отчета по проекту «Троя» (в нашем распоряжении его нет), иногда цитируя текст отчета. Приведенные ниже цитаты из Меморандума Хукера я выделила курсивом. Кавычки внутри курсива означают, что Хукер дает в этом месте цитату из полного отчета по проекту «Троя».

Проект «Троя» был реализован в MIT по заказу Межведомственной организации по международной информации. До проекта «Троя» американцев интересовала в основном психологическая обработка населения оккупированных территорий или использование эффекта от психологической обработки людей в военное время. Но в марте 1950 года СССР официально заявил о наличии у него ядерного оружия. В ответ американцы приступили к разработке планов противостояния с СССР, альтернативных прямой ядерной бомбардировке. В октябре 1950 года началась работа над проектом «Троя», а к 1 февраля 1951 года «Отчет по проекту «Троя» уже был представлен государственному секретарю. Было бы очень интересно ознакомиться с поименным списком разработчиков этого проекта, но копия полного отчета по проекту с биографиями всех исполнителей хранится в Национальном архиве США, в который у меня нет доступа.

Вот что, например, говорится в полном отчете по проекту «Троя» (который цитирует в своем Меморандуме Хукер) о возможности применения ядерного оружия и перспективах выиграть с его помощью войну:

«Технологический прогресс теперь дал нам в руки оружие такой мощи, что мы оказались буквально не в состоянии использовать его для малых целей. Война стала для нас не только тотальной, но и бескомпромиссной. ... Даже если такое оружие может выиграть войну, то, вероятно, не способом, приводящим к удовлетворительному миру. Таким образом, ядерная война выходит за пределы определения Клаузевица. Владение ядерным оружием дает нам время для создания единого мира, но его применение прекратит это».

Процитированный отрывок содержит объяснение, почему американцы начали придавать столь большое значение психологическому оружию: даже если бы ядерная война завершилась победой американцев, наступивший мир в виде радиоактивной пустыни не устраивал победителя, а потому надо было найти другие — неядерные — способы уничтожить врага.

Отмечу попутно, что авторы отчета по проекту «Троя» были вполне себе гуманитарно подкованы. Ибо походя упоминается «определение Клаузевица». Имеется в виду знаменитое изречение Клаузевица: «Война есть ничто иное, как продолжение политики с привлечением иных средств». Невозможно себе представить, чтобы об определении Клаузевица упомянула бы, например, Джен Псаки. Да и в целом среди молодежи не из элитных школ вряд ли хотя бы один процент знает, кто такой Клаузевиц и что он говорил по поводу войны. А Сталин знал. И его противники — тоже. Но дело не только в Клаузевице. Авторы вышеупомянутых мною документов походя цитируют Горация или употребляют латинские термины... Психологическую войну против СССР готовила команда с высоким культурным уровнем.

Но продолжу цитирование:

«Таким образом, мы должны искать другие способы достижения наших международных целей, — пишет Хукер. И далее вновь дает выдержку из полного отчета: «Страх перед тотальной войной до сих пор удерживал нас от агрессивных шагов с целью остановить продвижение русских. Это просто неправильное отношение (здесь и далее выделено мною — О.Н.). Тщательно спланированная серия шагов, размывающих власть в России (имеется в виду СССР — О.Н.), обеспечивает лучший способ избежать, не провоцируя, последней великой битвы Запада ... мы должны четко помнить, что все международные действия — войны в том числе — направлены на сознание и эмоции людей... Взаимосвязанное одновременное использование всех инструментов на международной арене для достижения одной цели — это то, что мы называем в этом отчете политической войной... политическая война, состоящая из хорошо спланированных атак на ряд ограниченных целей, сделает тотальную горячую войну невозможной для России и ненужной для нас».



Если приложить эту цитату к современности, то «ряд ограниченных целей» — это беспорядки в странах ОДКБ, вооруженные конфликты в Сирии и на Украине, обострение российских отношений с Турцией, исламистское подполье в России, сепаратизм в российских регионах... Если все эти проблемы обострятся одномоментно, то это «сделает тотальную горячую войну невозможной для России» и «ненужной» для США и Запада в целом. Используют старую методичку, сдув с нее пыль?

Еще одна не утратившая актуальности идея — констатация, что все международные действия направлены на эмоции и сознание людей. То есть если удалось нужным способом воздействовать на эмоции и сознание людей через масс-медиа с помощью ложной информации, то происходящее в реальности для них уже не имеет значения. Ярчайший пример тому — информационная кампания, сопровождавшая снос «кровавого режима Каддафи» в Ливии. Тогда все СМИ говорили, что диктатор использует авиацию для уничтожения «мирных протестующих». Шокированная этими сообщениями аудитория уже не интересовалась ни тем, что говорит сам Каддафи, ни тем, что же происходит в Ливии на самом деле.

Глубина проработки планов

Возвращаясь к разработке проекта «Троя», заметим, что изначально группе академиков была поставлена задача найти способы преодоления советских «глушилок», мешавших, как известно, вести пропаганду «Голосу Америки», а потом и другим «голосам». Но в процессе изучения проблемы было принято решение проработать и другие методы проникновения за «железный занавес». Было отмечено, что «природа любого технического устройства неизбежно связана с целью и содержанием передаваемого, и, наконец, с ожидаемым эффектом от передач».

Действительно, если цель — воздействие на сознание советских людей, то зачем зацикливаться только на радиопередачах? Есть ведь и другие методы. В результате была выдвинута идея политической войны и сказано о необходимости «унификации политических военных действий», которые «должны быть организованы так же, как и любые другие военные действия — со специальным оружием, стратегией, тактикой, логистикой и подготовкой».

Вряд ли это первый документ, в котором появилось понятие «политическая война», судя по комментариям Р. Дж. Хукера, автора цитируемого Меморандума, многие предложенные действия не являлись для Госдепа чем-то новым, но в нем впервые рассмотрено комплексное воздействие на сознание, причем весьма основательно.

Академики начинают с того, что коммуникации с населением страны-противника — это не только радиотрансляции и сбрасывание листовок. Это также рассылка писем вместе с профессиональными журналами, промышленными и коммерческими публикациями. Поэтому, говорят академики, не надо необдуманно запрещать отправку в СССР американских журналов и газет, особенно узкопрофессиональных.

Также предлагалась массированная рассылка вещей, типичных для американцев — лекарств, фонариков, авторучек, маленьких радиоприемников и т. п. Как тут не вспомнить ярко выраженное в 1980-е годы стремление советских людей иметь какую-нибудь вещь из «прекрасного свободного мира», хотя бы мелочь — авторучку или жевательную резинку.

Часть предложенной в отношении Европы программы также была реализована, и тут ни убавить, ни прибавить. Речь идет о «программе, основанной на концепции европейского единства ... следует ориентироваться на собственно европейские традиции... Одних лишь словесных аргументов может оказаться недостаточно, если в других наших действиях мы будем поощрять продолжение несправедливости или особых привилегий, долгое время соотносимых с управленческими элитами европейского общества...»

Что имеется в виду?

«Должна быть разработана экономическая программа, уменьшающая неравенство между социальными классами, уменьшающая у производителей чувство изоляции от источников сырья и рынков сбыта, устраняющая барьеры между странами Европы и способствующая повышению производительности труда.

Рекомендуется оказать экстренную помощь и всю возможную поддержку Югославии».

Что, по сути, говорится? Что Европа не должна оставаться явно капиталистической с явно несправедливым распределением благ. Отсюда и растут ноги западноевропейских «социальных государств» — они не сами возникли, им помогли состояться, осознав их необходимость, причем именно как западной альтернативы советской модели социализма.

Россия и Китай еще «братья навек», война в Корее в самом разгаре, а американские разработчики уже пишут о Китае и Юго-Восточной Азии: «Мы не можем привлечь их предложением стать нашими союзниками против России, за исключением того факта, что мы, а не Россия, можем помочь им в их борьбе за развитие...» То есть стратегия в отношении Китая была разработана и принята задолго до того, как оказалось возможным ее реализовать.

Далее авторы отчета пишут:

«...пропаганда против СССР будет пустой тратой денег и усилий и может даже оказаться вредной, если не будет некоторой минимальной координации слов и дел... если творцы пропаганды не будут заранее знать о значимых военных, экономических, политических действиях, предпринимаемых всеми правительственными структурами... мы должны планировать нападение в соответствии со свойствами мишени, а не свойствами оружия, случайно оказавшегося под рукой».

Хочется опять отметить универсальность подхода. Действительно, вы не сможете успешно вести пропаганду (да и осуществлять прочие действия из арсенала «мягких войн»), если не знаете свойств мишени. То есть сначала надо неповерхностно изучить свойства того, на кого вы собираетесь воздействовать, и лишь затем выбирать методы и инструменты воздействия. Такой подход отличает США, скажем, от немцев. Именно он позволил американцам выиграть холодную войну. В отличие от американцев, немцы в годы Великой Отечественной придумали миф о советском народе, ждущем избавления от «ига большевизма», и сами уверовали в него. Вся их пропаганда строилась на этом. Подлинные же свойства «мишени», то есть советского народа, оказались ими не исследованы, не поняты. В этом — одна из важнейших причин, обусловивших сначала срыв немецко-фашистского блицкрига, а затем и поражение гитлеровской Германии.

Но вернемся к проекту «Троя». Помимо политической войны с СССР, в проекте «Троя» рассматривается еще ряд проблем, которые тогда — на рубеже 1950–1951 годов — вообще не поднимались в публичном пространстве. Например, проблема перенаселения Земли (до создания Римского клуба еще больше 17 лет!). Хукер указывает, что в полной версии отчета о проекте «Троя» указывается на «бессмысленность экономической помощи, когда «ни неординарность марксистской диалектики, ни задача № 4 (имеется в виду программа помощи развивающимся странам, объявленная президентом Трумэном в его инаугурационной речи в 1949 году. Название «задача № 4» появилось потому, что в речи это была 4-я по порядку внешнеполитическая — задача. — О.Н.) не могут логически опровергнуть или откупиться» от законов биологии. Уже не в столь далеком будущем различные указанные «виды помощи» «будут всё быстрее увеличивать число ртов».

В частности, отмечает Хукер, «отчет предлагал меры по созданию в таких (перенаселенных — О.Н.) областях Дальнего Востока «другого отношения к личной жизни, не такого, как сейчас». Например, такое изменение может заключаться в убеждении матерей в том, что лучше иметь ограниченное число здоровых, полных сил и ухоженных детей, чем множество больных, слабых и голодающих...» Необходима «демонстрация того, что медицина и здравоохранение обеспечивают гораздо большую выживаемость, что могло бы сильно уменьшить гипертрофированное стремление иметь много детей».

То есть предлагается разрушать традиционные семьи и пропагандировать «нормальность» наличия в семье всего одного-двух детей. Но в далеком 1951 году даже в США семьи еще были традиционными, и поэтому найти искренних пропагандистов отказа от детей было сложно. Однако позже культурная революция в США решила эту проблему, а Голливуд помог закрепить успех.

Далее рассмотрим подробно политическую войну именно с Россией (СССР).

Общие подходы в пропаганде против СССР

В самом начале методички для пропагандистов справедливо отмечено, что в СССР есть те, кто недоволен существующим советским строем, и что советская пропаганда во многом неуклюжа и топорна — имеются вопиющие расхождения между утверждениями пропаганды и реальной жизнью. Всё это, как указывают авторы методички, дает США шанс использовать слабости советской пропаганды для дискредитации советского строя... Отдельный вопрос — почему советское пропагандистское ведомство работало столь топорно? По глупости — или некоторые элитные «бойцы советского идеологического фронта» уже сознательно подыгрывали США?

Американские исследователи констатируют, что граждане СССР в состоянии увидеть разницу между картинкой, которую создает официальная пропаганда, и реальностью. Это потому так, пишут исследователи, что советские граждане имеют представление об этике, отличной от большевистской. Источников несоветского мировоззрения (питательной среды для недовольных) у советских людей три: семья (то есть рассказы бабушек/дедушек, противоречащие школьным установкам), школьное образование, дающее широкий кругозор и позволяющее тем самым составить собственное мнение, и русская классическая литература, в том числе изучаемая в школе.

Далее отмечается, что советская пропаганда использует терминологию из арсенала «свободного мира», что само по себе сразу же встраивает в советскую пропаганду противоречия, которые Запад должен использовать. Указывается, что пропаганда, ратующая «за мир во всем мире» и тем оправдывающая агрессивность СССР, не может не содержать слабых точек, в которые США и должны наносить информационные удары...

Ну, так они и наносили. Достаточно вспомнить анекдот времен застоя:

— Будет ли третья мировая война?

— Нет, но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется.

Этот анекдот примечателен с нескольких точек зрения. Во-первых, он адресует к страху перед новой глобальной войной, и потому то, что чревато ею, должно вызывать недоверие. Во-вторых, он высмеивает термин «борьба за мир» и подчеркивает лживость советской пропаганды. Таким образом, анекдот полностью отвечает изложенным в методичке целям и задачам ЦРУ. Но куда, собственно, смотрели лица, ответственные в СССР за выработку контрмер против таких анекдотов?

Атака на советскую идеологию

Авторы методички отмечают, что система пропагандистских атак на СССР должна быть последовательной и самосогласованной (то есть не должна противоречить самой себе). Ключевой посыл методички в том, что без подрыва марксизма-ленинизма-сталинизма все пропагандистские нападки на СССР будут легко отбиваться советской пропагандой как «акты агрессии капиталистического мира». Цитирую: «Очевидно, что предварительным условием к успешному использованию различных источников недовольства государством в СССР является дискредитация советской идеологии и разрушение мифа о режиме как о единственном защитнике интересов великороссов и других национальностей».

В помощь тем, кто призван показать советским гражданам «истинное лицо режима», приведены вырванные из контекста цитаты Сталина о том, что борьба с капиталистическими странами неизбежна. Предлагается использовать эти цитаты, призванные доказать агрессивность СССР, вкупе с доказательствами того, что уровень жизни трудящихся в странах «свободного мира» выше, чем в СССР, и что они вовсе не хотят «освобождения» со стороны СССР. Но «истинное лицо режима» показать мало, надо дискредитировать его идеологию. Для дискредитации утверждения о «передовом учении», которое еще и научное, рекомендуется указывать на «виляния» в советской внутренней политике.

Надо сказать, что содержащийся в методичке набор аргументов в пользу слабости советской идеологии активно задействовался в перестройку и до сих пор используется либералами. «Аргументы» эти таковы:

— у коммунистов нет научно обоснованной экономической доктрины, поскольку если бы она была, то откуда сначала военный коммунизм, потом резкий поворот к НЭПу, а затем полный отказ от НЭПа и начало пятилетнего планирования?

— у коммунистов нет внятного (и тем более научно обоснованного) подхода к семейной политике, поскольку сначала коммунисты пытались уничтожить семью, а потом всё отыграли назад (не здесь ли истоки либерального мифа о разрушавшем семью СССР?)

— почему менялся принцип построения армии, если есть «научный» метод объяснения всего?

— почему комиссары в армии то появлялись, то исчезали, то появлялись снова?

Дальше идет просто катехизис либерала-антисоветчика:

— «чистки» в Красной Армии накануне войны (что в них было такого умного, если с началом войны всех выживших послали на фронт прямо из лагерей?),

— «нацистско-советский» пакт (он позволил Гитлеру уничтожить второй фронт, открытия которого СССР потом так долго ждал).

Показательна рекомендация, которую авторы проекта «Троя» дают пропагандистам: «Мы должны избегать явно выраженной или подразумеваемой позиции, что коммунизм плох, а также скрытой неприязни к коммунизму...» Скорее, надо говорить о том, что «сталинизм предал некоторые идеалы марксизма, которые мирно эволюционировали на Западе. Разногласия в США не только терпимы, но и необходимы. Изменчивость и расхождение... являются... свидетельством силы, а не слабости...»

То есть сталинизм (ниже мы увидим, что и ленинизм тоже) надо атаковать как искажение «правильного» марксизма. Но при этом «не должно быть уничижительного отношения к советской культуре — ни прямого, ни косвенного».

По мнению авторов методички, Маркс настаивал на том, что пролетариат сам совершит революцию, а Ленин с его идеей о том, что главное — создать партию для революции, вводит примат воли, отходя таким образом от материализма и извращая Маркса. Но официальной идеологией Советов при этом остается материализм.

Конкретные рекомендации гласят:

«Нашими главными целями должны быть интеллигенция, квалифицированные рабочие, бюрократы, личный состав моторизированных частей, области с сельским населением».

А вот тезисы, с которыми следует «идти» к советским гражданам:

«Советские народы, показавшие себя способными, патриотичными, трудолюбивыми... построившие своими потом и кровью мощную промышленность и современное сельское хозяйство, лишены плодов своего труда безжалостным и жадным режимом...» Следует подчеркивать, что у СССР и США есть «общие интересы и общий менталитет... Американцы признают, что изучение Маркса, Энгельса и Ленина имеет огромное историческое значение. Тем не менее, сталинская система не развивалась так... как того хотели бы Маркс и Энгельс».

Подача материала «должна быть настойчивой, простой и последовательной... основанной на подлинных недочетах в сталинистском мышлении...»

Утверждение о том, что «замечательный народ» лишен плодов своего труда «плохими коммунистами» не ново и появилось еще у белых, затем — у нацистов.

Также стоит обратить внимание на предложение противопоставить Маркса, Энгельса и Ленина — Сталину. Этот подход широко практиковался сначала в «оттепель», а потом в перестройку. Отметим, что у нацистов, в отличие от американцев, такого подхода не было. Их не особо интересовал «подкоп под идеологические основы СССР».....

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.....

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments